автобиографическое

АВТОБИОГРАФИЧНОЕ


Уж за полночь. Настало время. Луна как медный грош в окне.
Мир, убаюканный Морфем, сопит и чешется во сне

Я знаю, это аморально, я сам себе давал зарок
Не совершать грехопаденья, но обещания не впрок

Есть по-армейски слово – «надо» и слово есть ещё «приказ»
И я душу руками совесть, в который раз как в первый раз

За мною предков боевитых плечо к плечу стоят ряды
Но будет сладкий вкус победы наградой за мои труды

Там скиф, мятущийся душою и пехотинец РККА
И латник Грюнвальда героем, с мечом застывший на века

На морду маску-балаклаву, тактический фонарь на лоб
Попрыгать, чтобы не звенело, не демаскировало чтоб

К лодыжке нож в спецальных ножнах, на ноги - мягкие носки
Всё. Я готов. Иду на дело и сердце щемит от тоски.

Сквозь мрак ночи, от тени к тени я к холодильнику как вор
Осуществляя операцию с названием «Ночной дожор»!

13.02.2015

Офиши

Реквестирую название второй части фильма «Танкист и Белый Олень» и третьей части фильма «Танкист и Белый Билет»

Осторожно, под катом картинки...


Collapse )

Тут я пожалуй кончу второй раз потому что слёзы радости застилают мне глаза...

(no subject)

Таки ожил! Тепрь буду потрошки пописывать ;-)

Ода пиву

Когда ваяние Земли бог завершал,
Он мрачным взглядом всё творение окинул
За бороду себя задумчиво щипал
Чесал затылок и живот и спину

Чего то не заладилось в творце
Изюминка в движении сфер небесных
И кислой была морда на лице
Чертоги Рая показались тесны

Он видел все - поля, моря, леса
Луга и огороды без предела.
И тех зверей, что общем создал сам
Людей, что грустно мыкались без дела

И вдруг воскликнул громко демиург
Я знаю точно, что тут не хватает
ЛюдЯм своим занятье я нашёл
У них теперь смысл жизни возникает

Я чадушко слепил по образу себе
И чтобы жизнь его была красива
Я радость человеку сотворю
И быть сему напитку имя ПИВО!!!

(no subject)

Моё новогоднее крео. А вдруг кому понравиццо?

Джингал бэлл-с

Круг первый

Унылый будильник проквакал время подъёма. Он всё равно уже не спал несколько часов. Проклятые голоса комариным хором зудели всё настойчивее и настойчивее. Он знал, что приближается время, и голоса это только начало. В полудрёме он лениво прокрутил в мыслях запланированные на сегодня дела. День обещал традиционную рутину. С утра, после планёрки нужно было проконтролировать ввод в эксплуатацию двух каскадов сковород, на которых пекли языки сквернословцам. Потом предстоял визит к хозяйственникам, которые уже второй месяц задерживали установку новой кутас-давилки для прелюбодеев. Ушлые как черти хозяйственники крутили хвостами и отговаривались тендером, отсутствием средств или соответствующих виз на документах, а то и просто занятостью. Разговор намечался нелёгкий и на крайне повышенных тонах. После обеда в планах стояла проверка качества работ в нижних казематах Северной Башни Страданий. Мучимые души присылали уже четвёртую жалобу, пеняя на нерадивость и халатность персонала, которые вместо того, что бы истязать горящими вениками, загонять раскалённые гвозди под ногти, поить расплавленным оловом и всячески причинять страдания, предпочитали проводить время за игрой в черепо-бойлинг. Мучимые же находились в казематах до тех пор, пока совокупная сумма страданий не исчерпывала уровень грехов и оставаться в башне на лишний день им совершенно не хотелось.

Глубоко вздохнув, он спрыгнул с каменного ложа и, цокая копытами, направился на кухню. Ломило правое крыло и хвост в четвёртом сегменте. Домашний человек, выскочив из-под дивана, с громким урчанием побежал рядом, тыкался под коленки, требуя еды и ласки. Кухня находилась в противоположном конце пещеры. По полу сильно тянуло горячим воздухом из котлов со смолой, вкусно пахло домашней серной выпечкой. Коридор оглашала фонограмма песни Аркадия Укупника, которую сдабривали истошные крики и вопли, доносящиеся из тренажёрного зала.

Беатрис в кожаном нижнем белье занималась обычной утренней зарядкой. Он поневоле остановился, залюбовавшись гибкими кошачьими движениями. Стальные хлысты в её руках равномерно поднимались и опускались, вычерчивая зигзаги по коже растянутых на дыбах людей. Тонкие струйки крови, брызгавшие от каждого удара, покрывали Беатрис с ног до головы замысловатым узором. Сексуально изгибаясь, она наносила удары. С поворотом, с выхлестом из-под мышки, с вытянутыми вверх крыльями, потянувшись самым кончиком. Она была прекрасна. Точёная фигурка, затянутая в лайкру. Копна непослушных рыжих волос, которые можно сравнить только с неугасимым пламенем ада почти полностью скрывала тонкие изящные крылья. Чёрные вертикальные зрачки на янтарных как хорошо выдержанный виски глазах подрагивали от удовольствия, ярко алые губы обнажали три ряда белоснежных зубов с сильно выраженными клыками. Узкий раздвоенный язычок периодически игриво пробегал по губам. На дыбах корчились, скулили от ударов, но косились на стройные ноги и высокую, затянутую в тугой корсет, грудь госпожи. У пытуемых попасть на утреннюю зарядку к Беатрис считалось высшим кайфом. Запыхавшись, Беатрис откинула назад огненно рыжую чёлку и увидела в дверях его.

- Дорогой, с-с-с-сейчас я закончу и с-с-с-сделаю тебе кофе, - Бес растягивала букву «с» симпатичным шипением.
- Нет, котик, продолжай, продолжай, ты же знаешь, что наблюдать за тобой бодрит лучше всякого кофе!
Но Беатрис отложила в сторону хлысты, подошла и нежно прижалась к нему. Сомкнутые крылья образовали над ними арку, хвост с острым как у копья наконечником уютно обвил ноги.
- Тяжело? – спросила она, - не стес-с-с-сняйся, говори. Я же знаю что тяжело. Я ощущаю то же с-с-самое что и ты.
- Да… тяжело. И это только начало. Рождество и Новый Год выбивают меня из колеи на два месяца. Что бы я делал без тебя, Бэс. Ты хоть как то оттягиваешь на свои хрупкие плечи часть этой ноши.
- Я понимаю тебя, - Беатрис вытянулась, лизнула его в чешуйчатую щёку и игриво куснула за третье ухо. – С-с-са то потом целый год отдыха! Пойдём на кухню.
Пока он устраивался на каменном кресле и разворачивал утреннюю корреспонденцию, Бэс, по хозяйски сноровисто, вынула из шкафчика два черепа, сполоснула их в крови девственниц и разлила из турки дымящуюся ртуть. Домашний человек прыгнул на его коленки и начал тыкаться мордочкой в стол в поисках чего-нибудь вкусненького.
- Тебе две ложки с-с-серы как обычно? – Беатрис щебетала, пытаясь сгладить неловкую паузу. – Дорогой, что там такое? Почему ты с-с-самолчал? Не пугай меня!!!
Он тяжело вздохнул и бросил на стол розовый конверт. Потом молча встал (домашний человек обиженно вякнул, шлёпаясь на пол), вынул из печки бутылку кислоты, сковырнул когтём пробку и выпил залпом.
- Читай – там всё написано. Срочный вызов. Начало сегодня, через 15 минут. – Беатрис испуганно охнула.
- Они не имеют права!!! С-с-с-с-с!!! Но как же так!!! Ещё три недели! Целых три недели!!!
- Увы, мы не можем сопротивляться. Пошли в гардеробную.
Валенки скрыли копыта, красная шапка, отороченная белым мехом, укрыла гребень и три пары небольших рожек, крылья были сложены на спину и упакованы под красную же шубу. Варежки надёжно скрыли когтистые, узловатые пальцы. Маска и борода чешую на морде.
Он обернулся к Беатрис, уже наряженную в маску, шапочку, сапожки и задрапированную в голубую шубку, долго и протяжно вздохнул:
- Ну что «внученька», всего то три тысячи восемьсот двадцать три года осталось, и ведь из образа то не выйдешь, да… Пошли…
Чёрная воронка глухо чмокнула и, всосав в себя Дедушку Мороза со Снегурочкой, выбросила их в окрестностях МКАДа…
А нестройный хор детских голосов продолжал фоновым гудением выводить «Джингл беллс»



Круг второй.

Вереницы школ, детских садиков, просто квартиры и шикарные корпоративы в ресторанах вызывали зубовный скрежет. Тупые вопросы «Где мой подарок?», «Дедушка, а борода настоящая?», «Сколько стоит за снегурку подержаться?» набили оскомину. Ряды табуреточек с детишками декламирующими «В лесу родилась ёлочка» и «Маленькой ёлочке холодно зимой» слились в сплошной говорящий забор. От наглых пахнущих перегаром морд воротило с души, если конечно она есть у демонов. Он крепился из последних сил, Беатрис с трудом удерживала маску доброй внучки. Только одна мысль грела чету изнутри. Они перевыполняли все мыслимые нормы, трудясь на износ, и 31 декабря им было даровано свыше «право реализации». А это право любил и ненавидел весь пандемониум.

Последний вызов был назначен на 22-00 в частный дом, который снимала на корпоративный Новый Год какая то риэлтерская контора. Дела у конторы шли неплохо, и директорат решил с шиком отметить окончание года.
К подходу Деда Мороза со Снегуркой гуляющая компания уже была тёплая. Беатрис, вышедшая на середину гостиной с приветствием, забросали сальными шуточками и огрызками еды. Новые хозяева жизни веселились настолько похабно, что он, сразу поняв, почему им двоим, дали «право реализации», не стал дожидаться криков «Дедушка Мороз выходи!!!» и вышел к гуляющим. От стола уставленного початыми бутылками, тарелками с едой, пепельницами поднялся генеральный директор и, глумливо ухмыляясь, направился к нему.
- Здравствуй Дедушка Мароз – борода из ваты, - генеральный похлопывал себя по животу в такт стишку, - Ты подарки нам принёс, пидарас горбатый?

Вся компания дружно зароготала. Он, молча и выжидательно посмотрел на дальний угол, в котором сиротливо притаилась аляповато наряженная ёлочка, увенчанная по последней европейской моде не звездой, а «продвинутым» ангелом. Ангел печально кивнул ему и закрыл глаза.
- Ты ошибся, человек, - пророкотал он низким голосом, который отозвался резонансом в костях и мурашками размером с кулак по коже, - я не Дед Мороз. Я Хозяин Боли, Повелитель Северной башни Страданий, Ловец Душ и Командующий Шести Легионов Пожирателей Плоти. Я - DeadMoroz!!! Бэс, начинаем!

Беатрис развернулась, выпрастывая из рукавов любимые стальные хлысты. Первым же ударом она раскроила грудные клетки двум ближайшим клеркам и на обратном ходе со щелчком, кончиками прошлась им по шеям. Головы синхронно взмыли вверх, открывая гладкие разрубы с сахарным срезом костей. Обезглавленные тела клерков мягко осели на пол и зафонтанировали кровью. Тонко завыли, сползая со своих мест, женщины.
Он с рыком пробил грудную клетку генерального и, ухватив того за позвоночник, сделал резкое движение вниз и на себя. Генеральный осел смятой куклой, ещё живой, недоумённо лупая глазами на свой вырванный хребет змеёй извивающийся в когтистом кулаке. Это называлось «укротить кобру». После «кобры» последовала «адова карусель». Смертельным вихрем пронёсся он по комнате, оставляя за собой отрезанные руки, разорванные тела, кровь и выплеснутые на стенки мозги. Крылья, отливающие вороным металлом, прорвали на его шубе огромную дыру и как стальные косы собирали кровавую жатву. Он мурлыкая под нос «Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит, веселья приносит и вкус бодрящий, праздника вкус всегда настоящий!!!» крушил черепа, выдавливал глаза, вырывал с мясом гортани и топтал в кровавую кашу кого-то на полу. Хозяева жизни знакомились с хозяевами смерти.

Бес, зажав двух маркетологов в углу, медленно водила восьмёрки перед их испуганными мордашками окровавленными хлыстами. Маркетологи визжали, закрывая себе рот кулачками, под ними расплывалась отвратительно пахнущая лужа, а демоница довольно жмурилась, купаясь в сладких волнах исходящего от них ужаса. Её короткая золотистая шёрстка топорщилась и, казалось, искрила от получаемого удовольствия. Не отрываясь, неуловимым движением сегментарного хвоста она пронзила выкарабкивающегося из-под стола юриста. Изящным движением распластав ему спину на восемь полос и, вырвав ещё бьющееся сердце, Бэс поднесла кончиком хвоста пульсирующий комок плоти к губам и жадно впилась в него. Маркетологи дружно сползли по стене безжизненными остывшими от ужаса манекенами.

DeadMoroz рубил жирную тушу главного бухгалтера острозаточенными шипами на предплечьях как большую шаверму. С каждым ударом женщина или охала или всхлипывала. Пласты кожи с салом шлёпались на пол. Кто бы мог подумать, что невинная мечта главного бухгалтера быстро похудеть на пару десятков килограмм исполнится так быстро, воплотившись в банальную нарезку.

Внезапно всё кончилось. Забытая кем-то сигарета, не успев догореть до фильтра, дымилась в пепельнице. Дымились свежей кровью лужи на полу. Пускал пузыри в оливье единственный оставшийся в живых – сисадмин, который тихо упился в самом начале вечера. Упавшая на колени тишина прерывалась только хриплым дыханием пары демонов да болботанием из плазменной панели новогоднего Баскова.
- Всё, Беатрис, уходим, – он сложил крылья за спиной и, повернувшись в пустую комнату, добавил, - Мери кристмас, вам, люди…

А нестройный хор детских голосов продолжал фоновым гудением выводить «Джингл беллс»


Круг третий

Тихий тихий снег падал на землю. Даже не падал. Казалось, снежинки остановились в воздухе невесомыми хлопьями. Неровный круг света от фонаря выхватывал конусом из ночной темноты парковую скамейку, укутанную в шубу сугроба. На скамейке, обнявшись, сидели двое. Вдалеке гомонил город. Хлопали петарды, доносились обрывки музыки и смеха, шум редких машин. Иногда в небе цветками астры или огненными колёсами распускался фейерверк.
Она доверчиво положила голову на чешуйчатое плечо и, потеревшись щекой, тихонько мурлыкнула. Кончики крыльев смущённо затрепетали. Он вздрогнул и обнял её своими крыльями. В получившийся шалашик снаружи не проникало ни звука.

- Когда это было в последний раз?
- Их вс-с-с-сего то и было три раза. В 805, 1348 и в Подс-с-сдаме в 1838 году…
Повисла пауза.
- Право реализации дают очень редко. Но всё же дают. Я долго думал, зачем? Награда это или наоборот наказание. Если награда, то почему от неё потом так больно? Если наказание, то почему каждый из нас с нетерпением ждёт его? – он осёкся, потом чуть отстранился от неё и продолжил, - у меня есть для тебя подарок…
- Хорошо…

Dead разжал когтистую лапу узловатые пальцы которой были увенчаны антрацитовыми, острыми как бритва когтями и протянул её вперёд. На ладони, играя лучиками и переливаясь алым, отражённым от её глаз светом, лежала снежинка. Обычная снежинка, каких миллиарды вокруг и уникальная своим совершенством как каждая из её сестёр.
- Это тебе…
- Спасибо…
Бэс бережно обняла его ладонь и побаюкала её. Потом осторожно прочертила когтем свою. Из пореза, лениво блеснув ртутным боком, выкатилась капля густой крови. Выкатилась и замерла рядом со снежинкой.
- А это тебе… подарок…
- Спасибо Бэс… сейчас начнётся право… реализации…

Время остановилось. Жизнь за конусом света прекратила бег и замерла в ожидании неизвестно чего. Под фонарём на скамейке сидели люди. Два человека, мужчина и женщина. Оба были наги первозданной невинностью, что казалось абсолютно дико и нереально в заснеженном парке.
- Gloria in excelesis Deo, - судорожно сглатывая зашептала она дрожащими губами, - Laudamus te, benedicimus te, adoramus te, glorificamus te, gratias agimus tibi, Agnus Dei, Filius Patris…
- Не нужно, Бетти, - он прервал её, - не унижайся. Ты же знаешь, это ни кому, ни разу не помогало. У нас так мало времени, что бы побыть людьми… Просто людьми… Невероятно… я забыл, какая ты красивая.
- Дедал… любимый мой!!!
Она всхлипнула и прильнула к нему, заключив в объятья. Они гладили друг друга, не веря своему счастью. Смотрели и не могли насмотреться, пили друг друга глазами, пьянея только от того что они вместе. Он брал её лицо в свои ладони, целовал набухшие слезами глаза, проводил рукой по светло-русым волосам и худеньким хрупким плечам. Пальцами касался еле-еле щёк, губ и подбородка. Миллионы переполняющих их слов замерли, стиснутые спазмом гортани, но слова сейчас были не нужны. Они понимали друг друга без слов. Он шептал ей "Я живу тобой! Ты — мой сон!" Она отвечала "Только не просыпайся! Живи!" Они были людьми и любили как люди…
Захлёбываясь тонули они в разноцветных искрах, горели огненно рыжими языками в костре, перебирали пальцами шёлковые струны звёздного света, рука об руку шли в бесконечность, не оглядываясь. Прожитый не вместе стук сердца был прожит в пустую, зря и поэтому их сердца стучали в такт. Они смеялись и плакали, вдыхая друг друга, связанные незримыми нитями в плотный кокон любви играли на этих нитях. Взрывались первым взрывом вселенной, растекаясь по пространству и времени, сжимались в микроточку и пульсировали сверхновыми по всему спектру. Она была огромным голубым небом, а он ветром, не знающим границ и пределов, она была вечным, как время морем, а он волнами. Бриллиантами они роняли слёзы счастья и пригоршнями разбрасывали вокруг брызги улыбок и смеха. Они любили друг друга …

Тихий тихий снег падал на землю. Даже не падал. Казалось, снежинки остановились в воздухе невесомыми хлопьями. Неровный круг света от фонаря выхватывал конусом из ночной темноты пустую парковую скамейку, укутанную в шубу сугроба. От скамейки тянулись две неровные строчки следов. Крылатые силуэты, еле различимые в плотных сумерках, медленно удалялись… На груди Бес, между хитиновыми пластинами застыла снежинка, у него – ярко алым рубином, капелька крови…

А нестройный хор детских голосов продолжал где-то далеко выводить «Джингл беллс»

- Верхние и нижние койки

Пестижными койками у нас считались верхние, уж и не знаю почему. Попервости, очень часто во время подьёма, курсант спрыгивал с верхней койки прямо яйцами об голову вскочивщего с нижней. Кроме того, очень много раз было так, что в пароксизьме страсти ночью курсант просто ссыпался оттуда. С верхними койками связано много приколов. Например, когда над спящим курсантом туго натягивали простыню, резко будили его, крикнув на ухо «ПОТОЛОК ПАДАЕТ». Естественная реакция на такой вопль это вскинутые руки, маты и последующий рогот шутников. Один раз курсант при таком приколе сделал настолько резкое движение вбок и вниз, что мог бы занять 1 место в соревнованиях по ныканью! Ещё был прикол, когда уставшему вусмерть курсанту давали в руку свёрнутое полотенце и проникновенно так, шёпотом на ухо говорили «Держи коня». Тот, проникнувшись важностью миссии по удержанию животинки, вцеплялся в полотенце, а подлецы потом начинали тихонько дёргать это полотенце, типа конь вырывается. Верхом реакции на «коня» была реакция Шуры Сенкевича. Он начал шлёпать губами и кричать сквозь сон «Тпруууу, скатына, тпрууууу». Подлецы начали дёргать сильнее, Шура сквозь сон опять «Тпрууу, лихэе, тпруууу» - упёрся ногой в косяк кровати, но полотенце не отпускал. В конце концов за полотенце Шуру стащили с кровати – Шура не проснулся!

- Колос, Гарик и их проблемы
Одним из обитателей кубаря был Игорь Колос. Щупленький парнишка с испуганными глазами и жутко писчащим голосом. Уж не знаю почему, но он жутко боялся вылететь с училища за неуспеваемость. Потому конспектировал всё, что говорили преподы, зубрил лекции вечером и однажды метался во сне с криком «Списать, списать!!!». На самом деле парнишка был безобидный и довольно мирный. После учёбы, по прошествии 5 лет я, как-то раз с ним встретился и даже не узнал. Колосс заматерел и заколосел в том плане, что набрал вес, объём и огрубел голосом! Этакий здоровяк белорусского разлива – кровь с молоком! Было прикольно смотреть за подобной метаморфозой.
С криками во сне отличился и ещё один наш товарищ Игорь Гусев. В кубаре его звали Гарик или гармангани.( Тогда книжка Берроуза про Тарзана издавалась впервые на постсоветском пространстве и в книжке этой шла градация: гомангани – белые люди, гармангани – красные люди и ещё_какие_то_там_мангани – чёрные люди. Так вот у Игорёхи была красная-прекрасная морда лица и поэтому он носил именно такую погонялу ) Он на тот момент занимался бодибилдингом и качался по системе Арнольдера ШварценИгера в нашем спортзале. Так вот он сквозь стиснутые зубы стогнотал во сне «Отжаться, отжаться»
Далее со слов Вити Шутовича. «Иду я значит с самохода. Одинадцать с половиной ночи на часах. Перелезаю через забор и вижу фигура, какая то тёмная на спортгородке. Подтягивается, подтягивается, потом кидается на землю и начинает отжиматься! Я так значит бочком - бочком мимо. И вдруг фигура вскакивает на ноги, делает, напыжившись, стойку как культуристы на выступлениях и орёт дурным голосом «А-А-А-А-А-А!!!!! Какой же я ЗДОРОВЫЙ!!!» Я тихо припадаю к земле и по-пластунски, что бы этот здоровый меня не заметил и не начал здоровье показывать, отползаю. Отполз на безопасное расстояние, перекрестился и шнырь в казарму. Кто это был я догадываюсь. Кого в кубаре нет?» В кубаре небыло Гарика. Дедуктивным методом мы вычислили, что аутотренингом ночью на спортгородке занимался именно он. Правда Гарик потом отнекивался, но мы то знаем…
  • Current Music
    Ария

- Пьянка на ящик водки.

Година тогда была тяжёлая и потому некоторые курсанты подрабатывали на продаже спиртного ночью. Если кто помнит, всё по талонам было. Торчали они на остановке такси и палёную водку втюхивали. И вот как-то раз не продали целых пол ящика и имели неосторожность принести его в кубарь. Ну не за забором же его закапывать. Мгновенно образовалось общество анонимных алкоголиков, и решено было эту водку распить. Ситуация усугублялась полным согласием хозяев водки, так как на грудь для сугреву ими уже было принято, а бизнес не пошёл. Сразу признаюсь, что в те далёкие времена сракоградусный продукт я не употреблял, но, как известно, за компанию и жид повесился.
10 бутылок водки + 16 алкающих рыл + желание - закуска = грандиозный по степени нажора праздник. Про закусь стоит сказать отдельно. Отчаянные головы по пожарной лестнице сползали на этаж майоров (некоторые ротные жили в этом же здании только этажом выше) и вкрали закусь: пачку майонеза и 1 штуку копчёного скумбриевича. Всё…
Кто ни разу в жизни не закусывал стакан водки скумбрией с майонезом, меня не поймёт. Наутро блевали все. Пол, тапочки, ботинки были покрыты, извиняюсь за подробность, тонким слоем полупереваренной скумбрии с майонезом. Тушки курсантов в живописных позах валялись на кроватях. Самые сознательные прикинули, что сейчас придёт майор на побудку и пинками погнали остальных на зарядку, что бы проверяющий не зашел в кубарь будить. Пошатываясь и распространяя вокруг себя сивушный выхлоп такой силы, что мухи гибли на подлёте, мы сделали круг почёта типа зарядка. На самом деле, доковыляв до угла и скрывшись из вида все попадали на асфальт, высунули языки и 10 минут умирали. Между подъемом и завтраком было час времени. За этот час мы отпидорасили кубрик до зеркального блеска. Мыли с хозяйственным мылом что бы убрать запах и то после 2 недель майор как то, зайдя в кубарь, сочно потянул носом и сказал «Дааааа, хорошее вино вы тут вчера пили!»
Это была первая пьянка после которой я надолго завязал со спиртным в принципе.
  • Current Mood
    Спать!!!

(no subject)

Ёмкин и его гениальность:
Материал по учёбе нам начитывали преподы, которые числились в ГА и соответственно носили синюю форму с золотыми шевронами. Личности были презабавнейшие. Некоторые умнейшие и опытнейшие преподаватели, некоторые представляли собой экземпляры, которым позавидует любой зоопарк. Был, к примеру, такой преподаватель как Ёмкин. Это был уникум, гений преподавательского мастерства. Как-то раз, придя на урок по электросхемотехники, вместо нашего преподавателя мы увидели это чудо. Чудо потрясло зажатым в лапках учебником и провозгласило, что оно наш новый преподаватель, что предмет оно не знает и будет читать его впервые, что оно будет учиться вместе с нами по вот этому вот учебнику автора Гусева, и что оно будет «идти цють цють впереди вас». Была у него такая интересная особенность речи вместо ч проговаривать ц и немного шепелявить. Можете себе представить, как он нас учил. Нарисует схему на доске. Олег или Егор с задней парты – «Схема работать не будет!» Ёмкин, оборачиваясь – «Поцему?». «А вот тут так и так ток идти не будет». «Да?»- Ёмкин начинает возить носом по доске проверять – «О! А! Тоцно!». Это его авторству принадлежит фраза «А тут ток идёт идёт и хуяк преврасяется в напрязение», «Плюсики это мальцики а минусики девоцки и вот плюсики ночью к деукам в обсягу шастают » - это Ёмкин о природе возникновения электрического тока. В конце концов, Ёмкина было очень легко увлечь разговором на другую тему и он, заливаясь соловьем, раз 26 рассказывал нам как он ходил на уссурийского тигра, какой он молодец и как он ловко стреляет из пистолета. Эти разглагольствования однажды прервал Витя Шутович вопросом «А вот скажите, а вы у белочки видели?» (имелось ввиду интимное место) На что Ёмкин глубоко задумавшись невозмутимо ответил «Не… не видел, а вот у тигра видал!!!»

склад Ёмкина

А ещё у Ёмкина был склад. Целый финский домик был отдан под это дело. На складе было всё. Радиолампы, резисторы, химикаты для протравки плат, дюжина самолётных кресел, галетные переключатели, бочки с загадочными надписями и прочее прочее прочее… Некоторые преподы по секрету сказали, что на этом складе, если поискать, то можно собрать Як-40 без правого шасси. И что правое шасси безуспешно ищется Ёмкиным уже на протяжении 5 лет. Как-то раз, Ёмкин хмурым пришёл на лабы и заявил, что кто хочет получить зачёт, пусть срочно найдёт 3 литра ярко-лимонной водоэмульсионной краски, ибо без неё жизнь – дерьмо. Курсанты забегали… За день были посещены все лакокрасочные магазины города Минска. Ярко-лимонной водоэмульсионки не было ни где. Были обзвонены все ближние и дальние родственники на предмет наличия у них за пазухой случайно водоэмульсионки 3 литра. Вожделённый зачёт делал ручкой и уплывал в неведомые дали. Ёмкин ходил убитый, конце концов его было даже по человечески жалко. Наконец один из преподов, открыл нам страшную тайну Ёмкина. «Что вы паритесь» - сказал он – «У него в норе его стоит 100 литровая бочка такой краски. Трёх литров не хватает до ста, вот он и мучается, бедолага».

- балкон Ёмкина
-
Как то раз стоял я в наряде по ГУК (Главный учебный корпус). Где-то в районе часов 7 вечера смотрю перед крыльцом мается тень какая то. Присмотрелся Ёмкин. Открыл я ему он в своей лабораторной что то порылся порылся и уже собрался было уходить, но вдруг решил поделиться со мной своими проблемами. «Ты в наряде тут? Ага, ага, ясно. А я вот раму на балкон делаю. Пятый этаз, прикинь страсно как. Высота – дух захватывает. Рама цязеленная еле дерзу. Ну, я первый раз её на гвозди прицепил. Сто ты думаес – упала! Я зе не дурак, я её второй раз на сурупы закрепил – упала!!! Вот присол гвоздей 100 набрать, как думаес упадёт?» Разочаровывать любимого преподавателя не хотелось «Не… гвозди должны выдержать, не сомневайтесь».
На следующее утро Ёмкин пришёл на пары грустный. Нашёл глазами меня и сказал только одно слово «Упала…»

- Ёмкин заблудился
Рассказывал нам препод по теории летательных механизмов. Собрались как-то преподаватели всем составом поехать в лес по грибы по ягоды. Набились в автобус поутряни и куда то под Логойск дёрнули. Выехали в лес, да и разбрелись кто куда, условившись впрочем, что сбор в обед на перекус, шашлычки и всё такое. Часиков так в 12 собрались, посчитались – Ёмкина нет! Ну, нет и нет, скоро подгребёт. Затеяли костерок, шашлычок, водочку. Под разговор время хорошо пролетело. Вечер, пора грузиться. Ё моё не нет же Ёмкина. Так и с утра его ни кто не видел!!! Спьяну было высказано предложение махнуть на Ёмкина рукой и уехать так пусть как хочет, так и выбирается. Жёнка его упала на колени, и потому пришлось снарядить экспедиции и направить их в разные стороны света. Через час поисков обнаружили пропажу. Ёмкин сидел в метрах двухстах от основной компании. «Что ж ты не кричал, блин?» «Я цасиков в 10 понял сто саблудился, покрицял вам покрицял. Ни кто не присол. Тогда я развёл костёр и нацал подавать сигнал бедствия дымом. Я в методицке по вызыванию так цитал!!!». Бить его не стали.
Эта фраза «Подавать сигнал бедствия дымом» потом ещё долгонько вспоминалась.

- Жена Ёмкина (сорванный урок и Эщщо)

Кстати о супруге Ёмкина. Она тоже числилась в преподавателях и вела у нас программирование на Ассемблере. По методике преподавания была чуть выше мужа. И слово ещё произносила через Э «Эщщо». Как-то раз приволок кто-то баллончик со слезоточивым газом. Они тогда только-только начали появляться. Из Польши их возили. И вот один такой баллончик попал к нам. Ну конечно же интересно было, ну конечно же он по рукам пошёл, и конечно же один «умный» на клапан нажал… Облако удушливой вони пошло гулять по аудитории. По мере приближения к доске облако оставило после себя скорчившихся курсантов и накрыло Ёмкину. Та, принюхавшись, мощно втянула в себя воздух пару раз. Ессно слёзы градом, истерика. С воплем «Вы сорвали урок!!! Отравили меня!!!» Ёмкина хлопнула в начале журналом по столу, а потом дверью и ретировалась в преподавательскую. По группе прошёлся стрём. «Какая сволочь нажимала?» «А чёрт его знает!» «Ой, что будет? Что будет!».
Это было самое начало первого курса. Перспектива получить по жопе и вылететь с учёбы за такие проделки как травля преподавателя химическими газами, запрещёнными Женевской конвенцией ни кого не вдохновляла. Взвод кусал локти и думал что делать. Наконец самый наш старший и мудрый курсант Игорь Дрочиловский сказал «Братва, не парьтесь. Я возьму удар на себя.». Перекрестившись он пошёл в преподавательскую и признался. «Это я» - говорит, - «Я тот подлец, что пытался вас отравить. Понимаете, сегодня на обед давали суп гороховый, вот я и не выдержал - пукнул».
«Ни чего себе пукнул, аж глаза чуть не вылезли!!!» - сказала Ёмкина, и не стала на нас жаловаться. В принципе, ни чего так себе тётка была.

Кубрик:
- Кусок сала, что летал по кубрику.
По началу, как мы заселились в кубрик, еды было много. Каждый с собой притаранил из дома массу харчей. Дошло даже до того, что большим таким куском сала кидаться начали. Ну, молодые – дурные, что с нас взять тогда было. По стенкам кубаря ещё остались жирные отпечатки. Майор долго удивлялся, откуда такие следы необычные. Кидались этим куском кидались и как то забросили в вентиляционную шахту, что шла вдоль стены. Забыли про этот кусок сала месяца на два. О, какой нечеловеческий голод загорелся у нас в глазах, когда об этом куске вспомнили!!! Бревид засунул руку в вентшахту и извлёк сало. Кусок был зелёного колеру, обросший плесенью с налипшей вековой паутиной. Выглядел он как полиморфный мутант из фильма ужасов. Хичкок на пару со Спилбергом нервно курят в углу. В 16 глаз молча, мы гипнотизировали этот кус. Кто то шёпотом сказал что нужно пойти за ножом что бы соскоблить эту гадость. Славка вызвался поискать инструмент. Пока он ходил, чувство голода возобладало над остальными, а может мы просто поняли, что вместе с ножом Слава приведёт 5 тысяч пленных. Зелёная слизь была обскоблена об железную кровать, сало порвано на куски зубами и проглочено не жуя. Через пару минут, когда Слава вернулся с ножом, сало было не только сьедено но и переварено. «Сволочи, вы меня специально услали» - возмущался потом он.
  • Current Mood
    Бодрое

(no subject)

Майор Семененя.
Ротным у нас был майор Семененя. Плотный мужик с хитроватым ленинским прищуром. Это был первый год его службы в качестве ротного в Матуге естественно он, пытаясь выслужиться, брался за самые ответственные и тяжёлые мероприятия. Так нам на уборку местности достался плац и прилегающие окрестности. Зимой это означало подъем на час раньше и пидорасенье площади размером с Францию. Хотя особых неудобств кроме раннего подъема это не доставляло – лопатой махалось в охотку.

- побудка роты.

Любил майор раненько так, в самый подъем, присутствовать при оном. По началу так даже персонально заходил в каждый кубарь и включал свет, по отечески ласково трепал за ухо каждого сонного курсанта. С этим будет связана отдельная история. Вот как-то раз стоял на тумбочке Олег Адианов. Майор заходит в расположении роты ровно через 5 минут после подъема. Естественно в кубарях сонное царство. Олег, зная это, набирает полную грудь воздуха, что бы проорать приветственную фразу (заодно воплем предупредить, что пришёл проверяющий). Майор с умоляющим выражение на лице подносит палец к губам, мол тиха… не ори! Но давление уже набрано, чувство ответственности за роту превалирует над остальными. «РОТА СМИРНО, ДЕЖУРНЫЙ НА ВЫХОД!!!» А голосище у Олега, что твоя сирена. Майор расслабляется, поднимает вверх палец и говорит «О, слушай, сейчас – посыплются». И точно – бум-бу-бум бу-бум. Курсанты с кроватей как горох. Через минуту с безумными глазами, гиканьем и топотом рота вываливается на зарядку.
- как майор в розетку влез
Первые недели в училище. Кто-то приволок из самохода магнитофон. А в кубаре розеток не было, только выключатели. Ну, дурное дело не хитрое, разобрали выключатель, кинули два провода на клеммы и вуаля, у нас таки играет музыка. Понаслаждались целый вечер песнями Газманова и естественно заглушку на выключатель поставить забыли. Утром пришёл майор. Зашёл в наш кубари и по привычке мазнул, не глядя пальцами по тому месту, где раньше был выключатель, а теперь жадно ждали оголённые провода. Кубрик проснулся от громкого четырёхэтажного мата. Майор дул на пальцы, пытался пригладить вставшие дыбом волосы и честил нас до седьмого колена. Надо ли говорить, что в то утро наш кубрик сделал пробежку быстрее всех и 5 раз.

Знакомство с Валиком и Олегом
С двумя лосями я пересёкся первый раз при комплектации кубарей железными кроватями. С Валиком я их носил и собирал, а потом оказалось что у нас общие музыкальные интересы. Оба просто влюбились в песни Цоя. Тем паче, что Валик это музыкант от бога. Не совру когда скажу, что он лучше всех играл на гитаре. А уже под его акомпанимент мы и горланили песни. Была такая сборка частушек «Гогия». Куплеты пели по очереди с характэрным кавказским акцэнтам, да!!! Ну что то наподобие
Гогия Гогия гэнавале Гогия
Гогия Гогия гэнавале Го-о-о-о-о!

Гоги па гарам бижит, а вакрюг народ стаит
Далэко не убижит, глубако кынджаль торчит

Дэвюшка девюшка ти такой красиви
Палавына носа красны палавына сыни

Дэвюшка девюшка ти такой кароши
На горэ стаит ишяк на тэбя пахожи

И тому подобные частушки. Как нибудь нужно вспомнить и записать всё 

Олег в начале учёбы был причислен к 12 роте и только на втором курсе его перевели к нам. Вот тут и лежит начало крепкой мужской дружбы. Я Валик и Олег до сих пор поддерживаем дружеские отношения. Есть ещё Егорка Пузанов, но он теперь по забугорьям и немчуриям обретается.
  • Current Music
    Дискотека Авария "Пиво"

И вновь Матуга

Часть 4

Кормёжка в училище:
По началу кормили очень даже неплохо. Борщ, биточки, салат и компот! Но вот потом качество пайки резко ухудшилось. Есть хотелось всегда, чувство голода было перманентным! Те передачки, которые приносили родители, сжирались на раз всем кубриком. Молодые растущие организмы были способны есть даже конский щавель и одуванчики. Самым класным нарядом считался наряд на кухню. Там можно было набить живот по пляшку. Сколько хочешь хлебных котлет, сколько хочешь картошки и компота хоть лопни. «У матуговского повара как-то спросили, сколько котлет можно сделать из 100 гр. мяса? – В ресторане 2, в кафе 4, а в курсантской столовой 59! – А почему не 60? – 60 это уже булочки!!!» Кроме того, в кубарь можно было взять буханки хлеба.
Я был поражён видом агромадных ванн, в которых варилось первое. Перемешивали варево вёслом, которое называлось мешалка. Выражение получить «по пи_де мешалкой» приобретало зловещий смысл! Благо, что картошку и свеклу чистили машиной. Хотя как посмотреть вся гниль, что была внутри картошки шла в пюре, отчего оно приобретало сероватый вид и характерный запах ношеных носков.
- родительский день и кусок мяса.

Примерно раз в год руководство училища устраивало день открытых дверей. Это когда любой пендос с улицы или, допустим родитель, мог прийти и пронаблюдать как в зоопарке, чем живут, как кормятся и учатся курсанты, дабы, восхитившись курсантским бытом срочно побежать сдавать документы на поступление. Был случай, когда один из родителей, отведав супчику, обнаружил на дне металлической миски надпись «Ищи сука мясо!» Ор был до небес. А ещё одному попалась тарелка с присохшим навеки куском гуляша. Тарелка эта была притчей во языцах, так как мясо было из коня Будённого, умершего своей смертью и на краю тарелки оно мумифицировалось во времена второй мировой. Тарелка прошла посудомоечную машину, яростно теревшие её руки курсантов, но мясо не сдавалось. По-моему, на примере этого куска можно было изучать явление абсолютной диффузии мяса в тарелку. Сами понимаете, что когда родитель, порадовавшись за приличный кусок, ковырнул его вилкой (Это ж бабушкина сметана - тут штопор нужен!!!) кусок открыл глаза и на родителя посмотрела космическая вечность. После довольно громкой истерики, шаманских танцов, в которых роль бубна исполняла пресловутая тарелка, и завываний перед руководством оный прибор родителем был собственноручно предан кремации, и пепел его развеяли над водами Ганга. Кормить стали чуть лучше…

- Чапок

Там же в столовой у нас водился буфет, называемый в просторечье Чапок. Расшифровывалась эта аббревиатура как Чрезвычайная Помощь Оголодавшим Курсантам. Ассортимент был небогат, но сытен. Булочки, томатный сок, полстаканами сметана и карамельки. Товар раскупался на ура. К вечеру на лотках не было ни одной булки! Обычно курсант покупал штук 3-4 булочки и 2 коктейля кровавая Мэри. Кровавая Мэри это пол стакана сметаны и пол стакана томатного сока и немножко соли. Вкуснотища страшная. До сих пор иногда потреблю с превеликим удовольствием. Именно в чапоке состоялся исторический спор с Вадимом Коршиковым на предмет съедания 10 булочек всухомятку. Кто проигрывает тот платит. И что вы думаете? Я выиграл. 10 булок ушло в меня как в бездну, у нас говорили «Что-то упало на дно моего большого желудка».

- Гарик и лёгкое чувство голода

На поедку заходили поротно. Майор строил роту перед входом, выдерживал сценическую, хорошо поставленную паузу минут 1.5-2 и давал отмашку. Весенний гон сексуально озабоченных слонов нервно курит по сравнению с толпой курсантов ломанувшихся к раздаче. Постановщик сцены «штурм Зимнего» (когда матросня висела на воротах) отдал бы правую руку за возможность переснять этот сюжет с такой натуры. Дело в том, что, попав в первые места при раздаче можно было умять пайку пока рота отоваривается и, став ещё раз в конец очереди взять вторую!!! Был у нас Игорь Гусев, который, умяв таким макаром 2 пайки, выцарапывался из-за стола и говорил «От стола нужно уходить с лёгким чувством голода…»